Наша победа. Моя история.
Спартакиада Газпром
Корпоративный фестиваль Факел
   Я, Воробьев Герман Михайлович, заведующий бюро главных инженеров проектов -заместитель главного инженера по проектированию ООО «Газпром геотехнологии», хочу рассказать о своём дедушке Воробьёве Петре Тимофеевиче – Кавалере ордена Славы, участнике Великой Отечественной войны.
   ВОРОБЬЁВ Пётр Тимофеевич родился 16 апреля 1902 года в деревне Мохначи Руднянского района Смоленской области в семье крестьянина. Русский. Образование неполное среднее. До Великой Октябрьской социалистической революции работал в хозяйстве отца. В тридцатые годы вступил в колхоз. В Красной Армии в 1924—27 гг. и с октября 1943 г.
   В 1943 году призван в Советскую Армию. Участник боев против немецко-фашистских захватчиков с 1943 года. Служил в 1083-м стрелковом полку 312-й Смоленской стрелковой дивизии. Воевал на Западном, 2-м Прибалтийском и 1-м Белорусском фронтах.
   Награжден двумя орденами Красной Звезды, тремя орденами Славы и несколькими медалями.
   После демобилизации из армии в 1945 году воз¬вратился на Смоленщину. Работал председателем колхоза «Большевик». Умер в 1967 году.
   Привожу отрывки о боевых подвигах моего деда – кавалера ордена Славы из книги полковника запаса, политработника-фронтовика И.Н. Беляева «Солдатская слава смолян»:
   «Первый боевой подвиг рядовой Петр Тимофеевич Воробьев совершил в июле 1944 года на белорусской земле. Четвертая стрелковая рота штурмовала высоту с отметкой 206,3 метра. В числе первых он ворвался во вражеские окопы, забросал гранатами станковый пулемет, уничтожил несколько гитлеровцев.
   Захватив первую траншею, пехота подходила ко второй. Неожиданно с левого фланга открыл кинжальный огонь хорошо замаскированный пулемет. Цепь наступавших поредела. В зеленой траве застонали раненые, остались лежать убитые.
   Воробьев упал на землю, осмотрелся. Подполз к командиру отделения:
   — Разреши мне, сержант, срезать фашиста, иначе всем нам тут крышка.
   — Действуй!
   Солдат, прижимаясь к земле, по-пластунски пополз к окопам, откуда стрелял пулемет. Заметив впереди себя воронку, рванулся вперед и упал на ее дно. Слышал, как над головой свистели пули. Несколько минут не шевелился — притворился убитым. Дождался, когда гитлеровец перенес огонь на другую цель. Снова пополз вперед. Укрывшись во второй воронке, отдышался. Подняв голову, увидел вражеского пулеметчика, рядом с ним двух солдат.
   — Считай, гад, что ты на том свете,— выругался стрелок и прицелился из винтовки. Сухой выстрел, и немец сполз на дно окопа. Вторым выстрелом Петр Тимофеевич уничтожил еще одного гитлеровца.
   Рота, воспользовавшись тем, что фашистский пулемет замолчал, вновь поднялась в атаку. Воробьев, стреляя на ходу, побежал к траншее. Метнул две гранаты. Перемахнул через бруствер, упал на дно. Быстро вскочил. И тут на него прыгнул гитлеровец. Ударил в грудь, навалился всем телом. Дотянулся до горла. Стал душить. Перед глазами поплыли зеленые круги. «Все. Конец,— мелькнула мысль.— Отвоевался... Нет! Надо бороться до конца!» Фашист на мгновение ослабил пальцы, потянулся за ножом. Воробьев в этот момент вывернулся и оказался наверху. Стукнул гитлеровца кулаком в лицо и стал яростно колотить по его голове каской. Дотянулся до винтовки и заколол фашиста штыком.
   Отряхнув с себя песок, пехотинец по ходу сообщения побежал туда, где стреляли автоматы.
   Не выдержав натиска, гитлеровцы откатились назад. Советская пехота овладела высотой. Открылся путь к Западному Бугу.
   Через десять дней рота вышла к реке. Стали готовиться к ее форсированию. Приготовили стоявшие поблизости лодки, связали из подручных материалов плоты и паромы.
   В полночь бесшумно отчалили и благополучно добрались до левого берега. Саперы проделали в минном поле проходы. Пехотинцы быстро поползли вперед. Когда до траншеи оставалось двадцать метров, бросили гранаты и поднялись в атаку. В траншеях и ходах сообщения завязалась кровопролитная схватка. Враг яростно сопротивлялся. В ход пошли ножи, гранаты, саперные лопаты. Взрывы, стрельба, ругань, крики. С правого берега открыла стрельбу полковая артиллерия. Противник стал медленно отходить. В числе первых в атаку шел и Воробьев. Был ранен. Наскоро перевязав себя индивидуальным пакетом, продолжал сражаться.
   Весь день советские воины отбивали контратаки гитлеровцев, пытавшихся ликвидировать плацдарм, столкнуть пехоту в реку. С большими потерями в личном составе рота удержала свой участок до подхода подкрепления, переправившегося на левый берег.
   Командир дивизии наградил 2 августа 1944 года рядового Воробьева орденом Славы III степени.
   Спустя полмесяца в бою за местечко Яновицы смолянин первым ворвался в населенный пункт. Метким автоматным огнем срезал двух фашистов, одного офицера взял в плен. Продвинуться дальше нашей пехоте не удалось — противник оказал упорное сопротивление. Шесть контратак отразили советские воины. Воробьев несколько раз поднимал в атаку солдат, подбадривал новичков, показывал им личным примером, как надо сражаться с врагом. За ратные подвиги Петр Тимофеевич Воробьев был в конце августа сорок четвертого года награжден орденом Красной Звезды.
   «Дорогая моя. Сегодня, на сорок третьем году своей жизни,— писал Воробьев своей жене,— получил сразу два ордена. Воюю, как видишь, ничего. Кроме двух орденов получил также новые, сержантские погоны. Береги детей. За меня не беспокойся. Бьем фашистов, идем на запад».
   27 января 1945 года подразделения 1083-го стрелкового полка в упорном кровопролитном сражении за город Познань штурмом овладели несколькими кварталами. Воины дрались за каждый дом, подвал, перекресток, выбивали гитлеровцев из опорных пунктов.
   Стрелковое отделение сержанта Воробьева в течение нескольких часов вело бой за пятиэтажный дом. Петр Тимофеевич лично уничтожил два пулемета, одного фаустника, который из укрытия сумел поджечь несколько наших танков. Дом был взят, путь для наступления на следующий квартал расчищен.
   Полк, в котором сражался наш земляк, стал называться Познанским, а Воробьев приказом по 69-й армии был награжден орденом Славы II степени.
   Однажды сержанта вызвал к себе командир батальона. Поинтересовался, что пишут из дому, как живется его жене и шестерым детям на многострадальной смоленской земле. Затем сказал:
   — Думаем назначить вас, товарищ Воробьев, командиром расчета во вторую пулеметную роту.
   — Вам виднее. Пулемет мне хорошо известен — на действительной службе изучал, стрелять умею.
   — Принимайте отделение, готовьтесь к трудным боям. Впереди Берлин. Надо добить зверя в его собственной берлоге.
   16 апреля 1945 года залп тысяч орудий, яркий свет сотен прожекторов возвестили миру о начале гигантской битвы за Берлин. Пехота, следуя за огневым валом, штурмовала укрепления, взламывала оборонительные сооружения, уничтожала живую силу и технику врага.
   Командир 1083-го стрелкового полка подполковник Крайнов, прибыв во второй батальон, наблюдал за продвижением стрелковых рот. Вражеские пулеметы мешали наступлению, грозили сорвать штурм опорного пункта Хермсдорф. Подозвал к себе старшего сержанта Воробьева:
   — Посмотрите в стереотрубу, Воробьев. Видите, у кирпичного здания укрылся вражеский пулемет. Сидит как в крепости. Надо уничтожить.
   — Слушаюсь.
   Петр Тимофеевич скрытно пополз со своими бойцами к переднему краю. Все ближе и ближе цель. Фашистский расчет молчал, боялся себя обнаружить. Осторожно, чтобы не привлечь внимания гитлеровцев, старший сержант развернул пулемет, тщательно прицелился, нажал на спусковой рычаг.
   Фашистский пулемет тоже открыл было стрельбу, но скоро утих. В прорезь щита Воробьев видел, как гитлеровец дернулся всем телом и опустился вниз. Кинувшиеся на выручку фашисты были срезаны длинной очередью. Такая же участь постигла и другой пулеметный расчет.
   Подвиг смолянина был отмечен вторым орденом Красной Звезды.
   Свой пятый орден — орден Славы I степени — Петр Тимофеевич Воробьев получил за отвагу, мужество и умелые действия во время сражения в гитлеровской столице. «В бою за форсирование реки и канала Шпрее 22 апреля 1945 года,— писал в представлении Герой Советского Союза полковник Крайнов,— старший сержант Воробьев первым в роте со своим отделением вплавь переправился на западный берег. Ворвавшись в траншею противника, со своим отделением уничтожил до тридцати солдат и офицеров, два пулемета, противотанковое орудие, стоявшее на прямой наводке, захватил в плен 14 солдат противника»...
   Отгремела война, и Петр Тимофеевич возвратился в родное село, к мирному труду, по которому истосковались его крестьянские руки, к детям, которых надо было растить и воспитывать.
   Однако ранения и контузия все чаще и чаще давали о себе знать. И в 1967 году перестало биться сердце потомственного хлебороба, который в суровую для Родины годину отважно сражался с врагом за ее свободу и независимость, за счастье мирного труда».